Время в зеркале науки
Июль 5
 
Мудрее всего - время,
ибо оно раскрывает все
 
Фалес 

Мартин Хайдеггер (1889-1976 гг.)


Присутствие всегда имеет фактически собственную «историю» и может такую иметь, поскольку бытие этой сущности конституируется историчностью… Но под тезисом «присутствие историческое» понимается не просто онтичный факт, что человек является более или менее важным «атомом» в машине мировой истории и остается игральным мячом обстоятельств и событий, а выдвигает проблему: в каком смысле и на основании каких онтологических условий к субъективности «исторического» субъекта принадлежит историчность как сущностное устройство
 
Мартин Хайдеггер. Бытие и время.
 
Хайдеггер преодолел традиционное в философии понимание времени, описывая его не с помощью ментальных структур, а исследуя его онтологию, выходя из анализа аналитики Dasein. Акцентируя на историчности человека, философ показал, что внутренним условием возможности историчности как временного бытийного модуса есть ничто иное, как временность человеческого существования. Оно может иметь свою историю лишь постольку, поскольку конституируется самой историчностью бытия. Человеческое существование является историческим за способностью своего бытия, которое каждый раз происходит благодаря будущему. Так, только благодаря тому, что человек осознает свою конечность, ее существование всегда уже ориентировано на будущее, на раскрытие своих собственных возможностей. Лишь выходя из собственной конечности, человек может постигнуть мир в его целостности, учитывая историческую взаимоопределенность бытия и человека. Таким образом, на основании экзистенциальной будущности человеческого существования Хайдеггер впервые выявил онтологическую определенность структуры историчности и тематизировал проблему единства времени как понимания в контексте культурно-исторического бытия человека.
 
 
О времени у М. Хайдеггера вы можете прочитать:
 
Хайдеггер М. Бытие и время / Мартин Хайдеггер; [пер. с нем. В. В. Бибихин]. – М.: Ad Marginem, 1997.